воскресенье, 8 мая 2016 г.

Читаем стихи о войне...


Терентiй Травнiкъ
ВЧЕРА Я ОБНЯЛ ВЕТЕРАНА...
Генуху Яковлевичу Якерсону

Вчера обнял я ветерана.
Он плакал на груди моей.
Звенела орденами рана
Как горькой памяти ручей.
Катились слёзы, и замково
Сомкнулись руки за спиной.
Отец! Отец! Не плачь, ты – дома!
Ты не погублен той войной.
Ну, что ты, милый, полно, полно…
Я здесь! – Твой сын! Тот, для кого
Ты свой священный долг исполнил
Отдав себя до самого,
До самого конца, до точки,
Пробитой в любящей груди.
Возьми, отец! Возьми все строчки,
Что написал… они – твои!!!

  Юлия ДРУНИНА
БИНТЫ

 Глаза бойца слезами налиты,
Лежит он, напружиненный и белый,
А я должна приросшие бинты
С него сорвать одним движеньем смелым.
Одним движеньем - так учили нас.
Одним движеньем - только в этом жалость...
Но встретившись со взглядом страшных глаз,
Я на движенье это не решалась.
На бинт я щедро перекись лила,
Стараясь отмочить его без боли.
А фельдшерица становилась зла
И повторяла: "Горе мне с тобою!
Так с каждым церемониться - беда.
Да и ему лишь прибавляешь муки".
Но раненые метили всегда
Попасть в мои медлительные руки.
Не надо рвать приросшие бинты,
Когда их можно снять почти без боли.
Я это поняла, поймешь и ты...
Как жалко, что науке доброты
Нельзя по книжкам научиться в школе!



Николай ПОПОВ
ПИСЬМО

Почтальон шёл к калитке устало,
Мать с тревогой взглянула в окно.
Сердце болью тупою зажало,
А потом отпустило… Письмо.
Треугольничек серый, чуть мятый,
Адрес синим, и чёрным печать,
С фронта маме, от сына солдата.
Она села к окошку читать.
«Здравствуй, мама!»
И слёзы скатились.
«Я не ранен, живой и здоров.
Мы теперь только к Волге пробились,
Видно дальше погоним врагов.
Мне приснились луга и покосы,
Да берёзок в серёжках наряд.
Как с отцом отбивали мы косы,
А проснулся – в руках автомат.
Расскажи, как соседка Алёнка?
Ей теперь уже много годов,
Полюбилась мне сильно девчонка,
Вот вернусь и зашлю к ней сватов.
Напиши, как отец и как братья?
По каким они служат фронтам.
Эх, прогоним же немца когда-то
И вернёмся домой… Жди нас, мам!»
Нету в письмах солдата обмана,
Святой ложью, сыновья любовь.
И поймёт её мудрая мама,
И увидит меж строчками кровь.
Она знает – в окопах несладко,
Что повсюду там смерть и беда.
Она видит, в землянке лампадка,
Быстро пишет у сына рука.
Потому что уж три похоронки
Почтальон ей принёс на порог.
И на фронте соседка Алёнка,
И остался последний сынок.
Не писать ей про то, не поведать,
Не открыться ей болью своей.
Так всегда – за салюты Победы
Платим горем своих матерей.

Константин Симонов

Майор привез мальчишку на лафете,
Погибла мать, сын не простился с ней.
За десять лет на том и этом свете
Ему зачтутся эти десять дней.
Его везли из крепости, из Бреста
Был исцарапан пулям лафет
Отцу казалось, что надежней места
Отныне в мире для ребенка нет.
Отец был ранен, и разбита пушка
Привязанный к щиту, чтоб не упал,
Прижав к груди заснувшую игрушку
Седой мальчишка на лафете спал.
Мы шли ему навстречу из России.
Проснувшись, он махал войскам рукой...
Ты говоришь, что есть еще другие,
Что я там был и мне пора домой...
Ты это горе знаешь понаслышке,
А нам оно оборвало сердца.
Кто раз увидел этого мальчишку
Домой прийти не сможет до конца.
Я должен видеть теми же глазами
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.
За все, чем мы с тобою дорожили,
Призвал нас к бою воинский закон.
Теперь мой дом не там, где прежде жили,
А там, где отнят у мальчишки он.


Семен Гудзенко
 
ПЕРЕД АТАКОЙ


Когда на смерть идут,- поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою -
час ожидания атаки.
Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв - и умирает друг.
И, значит, смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черед,
За мной одним идет охота.
Ракеты просит небосвод
и вмерзшая в снега пехота.
Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв - и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.
Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.
Бой был коротким.
А потом
глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь
чужую.

Римма Казакова


На фотографии в газете
нечетко изображены
бойцы, еще почти что дети,
герои мировой войны.
Они снимались перед боем -
в обнимку, четверо у рва.
И было небо голубое,
была зеленая трава.
Никто не знает их фамилий,
о них ни песен нет, ни книг.
Здесь чей-то сын и чей-то милый
и чей-то первый ученик.
Они легли на поле боя,-
жить начинавшие едва.
И было небо голубое,
была зеленая трава.
Забыть тот горький год неблизкий
мы никогда бы не смогли.
По всей России обелиски,
как души, рвутся из земли.
...Они прикрыли жизнь собою,-
жить начинавшие едва,
чтоб было небо голубое,
была зеленая трава.


Алексей СУРКОВ
СКВОРЦЫ ПРИЛЕТЕЛИ

Чужих указателей белые стрелы
С высоких столбов срывают бойцы.
Над пеплом сырым, по ветвям обгорелым
Тревожно снуют погорельцы-скворцы.
К знакомым местам из-за теплого моря
Они прилетели сегодня чуть свет.
А здесь - пепелища в крови и разоре,
Ни хат, ни ребят, ни скворечников нет.
Ну как это птичье бездомное горе
Отзывчивой русской душе не постичь?
Сощурясь от солнца, на вешнем просторе
Волнуется плотник - сапер-костромич.
- И людям мученье, и птицам не сладко
На этих пропащих дорогах войны.
Я так полагаю, что новую хатку
Саперы срубить погорельцам должны...
Звенят топоры. Зашуршали рубанки
Над прелью пропитанной кровью земли.
Горелые доски, и старые планки,
И ржавые гвозди в работу пошли.
Червонного золота желтые пятна
Весна разбросала по плоским штыкам.
Сегодня мы плотники. Любо, приятно
Стругать эти доски рабочим рукам.
И кровля и стенки отструганы гладко.
Соленые капли набухли на лбу.
Над пеплом пожарища новая хатка
Уютно белеет на черном дубу.
Мы снова появимся в местности здешней
И дружно под теплым весенним дождем
Посадим дубы и под новый скворечник
Венцы человечьей судьбы подведем.

Владимир Высоцкий
БРАТСКИЕ МОГИЛЫ


На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче - гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы -
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов -
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?..

Юлия Друнина
На носилках, около сарая,
На краю отбитого села,
Санитарка шепчет, умирая:
- Я еще, ребята, не жила...

И бойцы вокруг нее толпятся
И не могут ей в глаза смотреть:
Восемнадцать - это восемнадцать,
Но ко всем неумолима смерть...

Через много лет в глазах любимой,
Что в его глаза устремлены,
Отблеск зарев, колыханье дыма
Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,
Закурить пытаясь на ходу.
Подожди его, жена, немножко -
В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле черного сарая,
На краю отбитого села,
Девочка лепечет, умирая:
- Я еще, ребята, не жила...

Юлия Друнина
ТЫ ВЕРНЕШЬСЯ


Машенька, связистка, умирала
На руках беспомощных моих.
А в окопе пахло снегом талым,
И налет артиллерийский стих.
Из санроты не было повозки,
Чью-то мать наш фельдшер величал.

...О, погон измятые полоски
На худых девчоночьих плечах!
И лицо - родное, восковое,
Под чалмой намокшего бинта!..

Прошипел снаряд над головою,
Черный столб взметнулся у куста...
Девочка в шинели уходила
От войны, от жизни, от меня.
Снова рыть в безмолвии могилу,
Комьями замерзшими звеня...
Подожди меня немного, Маша!
Мне ведь тоже уцелеть навряд...

Поклялась тогда я дружбой нашей:
Если только возвращусь назад,
Если это совершится чудо,
То до смерти, до последних дней,
Стану я всегда, везде и всюду
Болью строк напоминать о ней -
Девочке, что тихо умирала
На руках беспомощных моих.

И запахнет фронтом - снегом талым,
Кровью и пожарами мой стих.

Только мы - однополчане павших,
Их, безмолвных, воскресить вольны.
Я не дам тебе исчезнуть, Маша, -
Песней
возвратишься ты с войны!


Андрей Дементьев
Б. Н. ПОЛЕВОМУ


- Ну, что ты плачешь, медсестра?
Уже пора забыть комбата...
- Не знаю...
Может и пора.-
И улыбнулась виновато.

Среди веселья и печали
И этих праздничных огней
Сидят в кафе однополчане
В гостях у памяти своей.

Их стол стоит чуть-чуть в сторонке.
И, от всего отрешены,
Они поют в углу негромко
То, что певали в дни войны.

Потом встают, подняв стаканы,
И молча пьют за тех солдат,
Что на Руси
И в разных странах
Под обелисками лежат.

А рядом праздник отмечали
Их дети -
Внуки иль сыны,
Среди веселья и печали
Совсем не знавшие войны.

И кто-то молвил глуховато,
Как будто был в чем виноват:
- Вон там в углу сидят солдаты -
Давайте выпьем за солдат...

Все с мест мгновенно повскакали,
К столу затихшему пошли -
И о гвардейские стаканы
Звенела юность от души.

А после в круг входили парами,
Но, возымев над всеми власть,
Гостей поразбросала "барыня".
И тут же пляска началась.

И медсестру какой-то парень
Вприсядку весело повел.
Он лихо по полу ударил,
И загудел в восторге пол.

Вот медсестра уже напротив
Выводит дробный перестук.
И, двадцать пять годочков сбросив,
Она рванулась в тесный круг.

Ей показалось на мгновенье,
Что где-то виделись они:
То ль вместе шли из окруженья
В те злые памятные дни,

То ль, раненного, с поля боя
Его тащила на себе.
Но парень был моложе вдвое,
Пока чужой в ее судьбе.

Смешалось все - Улыбки, краски.
И молодость, и седина.
Нет ничего прекрасней пляски,
Когда от радости она.

Плясали бывшие солдаты,
Нежданно встретившись в пути
С солдатами семидесятых,
Еще мальчишками почти.

Плясали так они, как будто
Вот-вот закончилась война.
Как будто лишь одну минуту
Стоит над миром тишина.

Михаил Исаковский
РУССКОЙ ЖЕНЩИНЕ


Да разве об этом расскажешь —
В какие ты годы жила!
Какая безмерная тяжесть
На женские плечи легла!..

В то утро простился с тобою
Твой муж, или брат, или сын.
И ты со своею судьбою
Осталась один на один.

Один на один со слезами,
С несжатыми в поле хлебами
Ты встретила эту войну.
И все — без конца и без счета —

Печали, труды и заботы
Пришлись на тебя на одну.
Одной тебе — волей-неволей —
А надо повсюду поспеть;

Одна ты и дома и в поле,
Одной тебе плакать и петь.
А тучи свисают все ниже,
А громы грохочут все ближе,

Все чаще недобрая весть.
И ты перед всею страною,
И ты перед всею войною
Сказалась — какая ты есть.

Ты шла, затаив свое горе,
Суровым путем трудовым.
Весь фронт, что от моря до моря,
Кормила ты хлебом своим.

В холодные зимы, в метели,
У той у далекой черты
Солдат согревали шинели,
Что сшила заботливо ты.

Бросалися в грохоте, в дыме
Советские воины в бой,
И рушились вражьи твердыни
От бомб, начиненных тобой.

За все ты бралася без страха,
И, как в поговорке какой,
Была ты и пряхой и ткахой,
Умела — иглой и пилой.

Рубила, возила, копала, —
Да разве же все перечтешь?
А в письмах на фронт уверяла,
Что будто б отлично живешь.

Бойцы твои письма читали,
И там, на переднем краю,
Они хорошо понимали
Святую неправду твою.

И воин, идущий на битву
И встретить готовый ее,
Как клятву шептал, как молитву
Далекое имя твое...


 
Гарик Сукачёв

 ЛЕЙТЕНАНТЫ
Пускай ещё пока не знали мы
Ни сладких ласк, ни женских чар,
Пусть на себе не испытали мы
Любви пленительный угар,
Но в двадцать лет уже обстреляны
Мы в тяжких гибельных боях,
И хорошо уже умеем мы
Стоять на линии огня.

Горели дни, пылали ночи те,
И смерть летала хохоча.
Нам не нужны чины и почести –
У нас есть звёзды на плечах.
Горели дни, пылали ночи те,
Где смерть летала хохоча.
Нам не нужны чины и почести –
У нас есть звёзды на плечах.

Пусть глупый держит за мальчишек нас,
Дурак смеётся за спиной,
Но выполняли мы любой приказ,
Ведя солдат в неравный бой.
Подняв ТТ, в атаку первыми
Бросали юные тела.
А сколь под звёздами фанерными
Лежит нас с Буга до Днепра.
Подняв ТТ, в атаку первыми
Бросали юные тела.
А сколь под звёздами фанерными
Лежит нас с Буга до Днепра.

Горели дни, пылали ночи те,
И смерть летала хохоча.
Нам не нужны чины и почести –
У нас есть звёзды на плечах.
Горели дни, пылали ночи те,
Где смерть летала хохоча.
Нам не нужны чины и почести –
У нас есть звёзды на плечах.

Пусть наши звёздочки неброские,
Но не забыть нам никогда
Ни сталинградские, ни орские
Бои, окопы, холода.
Нам не забыть ни дни, ни ночи те,
Ни те суровые года,
Но здесь мы ставим многоточие –
Всё остальное ерунда.
Нам не забыть ни дни, ни ночи те,
Ни те военные года,
Но здесь мы ставим многоточие –
Всё остальное ерунда.

Вспомним, ребята, как горели дни, пылали ночи те,
И смерть летала хохоча.
Нам не нужны чины и почести –
У нас есть звёзды на плечах.
Горели дни, пылали ночи те,
И смерть летала хохоча.
Зачем чины, зачем нам почести –
У нас есть звёзды на плечах.
Он к ее волосам прикоснулся
И в глаза заглянуть не посмел…
«Не убьют…» - и он снова запнулся,
Потому что он лгать не умел.
И когда пронеслось над перроном:
«По вагонам! Пора по вагонам!» -
Он ей долго махал из вагона,
Растворившись в защитно-зеленом…

 
Юлия Друнина
ЕЛКА

На втором Белорусском еще продолжалось затишье,
Шел к закату короткий последний декабрьский день.
Сухарями в землянке хрустели голодные мыши,
Прибежавшие к нам из сожженных дотла деревень.

Новогоднюю ночь третий раз я на фронте встречала.
Показалось - конца не предвидится этой войне.
Захотелось домой, поняла, что смертельно устала.
(Виновато затишье - совсем не до грусти в огне!)

Показалась могилой землянка в четыре наката.
Умирала печурка. Под ватник забрался мороз...
Тут влетели со смехом из ротной разведки ребята:
- Почему ты одна? И чего ты повесила нос?

Вышла с ними на волю, на злой ветерок из землянки.
Посмотрела на небо - ракета ль сгорела, звезда?
Прогревая моторы, ревели немецкие танки,
Иногда минометы палили незнамо куда.

А когда с полутьмой я освоилась мало-помалу,
То застыла не веря: пожарами освещена
Горделиво и скромно красавица елка стояла!
И откуда взялась среди чистого поля она?

Не игрушки на ней, а натертые гильзы блестели,
Между банок с тушенкой трофейный висел шоколад...
Рукавицею трогая лапы замерзшие ели,
Я сквозь слезы смотрела на сразу притихших ребят.

Дорогие мои д`артаньяны из ротной разведки!
Я люблю вас! И буду любить вас до смерти,всю жизнь!
Я зарылась лицом в эти детством пропахшие ветки...
Вдруг обвал артналета и чья-то команда: "Ложись!"

Контратака! Пробил санитарную сумку осколок,
Я бинтую ребят на взбесившемся черном снегу...
Сколько было потом новогодних сверкающих елок!
Их забыла, а эту забыть не могу...


Екатерина Горбовская
Он к ее волосам прикоснулся
И в глаза заглянуть не посмел…
«Не убьют…» - и он снова запнулся,
Потому что он лгать не умел.
И когда пронеслось над перроном:
«По вагонам! Пора по вагонам!» -
Он ей долго махал из вагона,
Растворившись в защитно-зеленом…

Но вагоны уже уплывали,
И колеса все громче стучали,
И солдаты платформе кричали,
Что обратно с победой придут…
А потом они долго молчали,
А потом табачок доставали.
И колеса им всем обещали:
«Не убьют,
Не убьют,
Не убьют…»
 Алексей Сурков
УТРО ПОБЕДЫ


Где трава от росы и от крови сырая,
Где зрачки пулеметов свирепо глядят,
В полный рост, над окопом переднего края,
Поднялся победитель-солдат.

Сердце билось о ребра прерывисто, часто.
Тишина... Тишина... Не во сне - наяву.
И сказал пехотинец: - Отмаялись! Баста!-
И приметил подснежник во рву.

И в душе, тосковавшей по свету и ласке,
Ожил радости прежней певучий поток.
И нагнулся солдат и к простреленной каске
Осторожно приладил цветок.

Снова ожили в памяти были живые -
Подмосковье в снегах и в огне Сталинград.
За четыре немыслимых года впервые,
Как ребенок, заплакал солдат.

Так стоял пехотинец, смеясь и рыдая,
Сапогом попирая колючий плетень.
За плечами пылала заря молодая,
Предвещая солнечный день.

6 комментариев:

  1. С праздником, Ирина Витальевна! С Днем Победы! Мира всем нам и низкий поклон ветеранам!

    ОтветитьУдалить
  2. Ирина Витальевна, спасибо за лирическую страницу. Не получилось у меня сегодня стать в строй Бессмертного полка. Смотрю телевизор, читаю блоги. Надолго задержалась у Вас.
    Друнина, Дементьев, Сукачев, Исаковский))) Всех знаю, все читала. А сегодня - с каким - то особенным чувством, даже вслух.
    Ирина Витальевна, коллеги, читатели блога, друзья. С праздником всех, с днем Победы! Хочется пожелать мирной, счастливой жизни, добра, процветания и патриотизма, достойного памяти народа-победителя!

    ОтветитьУдалить
  3. Коллеги, дорогие, Вас с праздником!!! Мира нам всем, чистого неба, покоя и счастья на земле!!!Стихи просто замечательные, пропустила через сердце, дух захватывает, ни дай Бог пережить все это еще раз! Вечная память нашим защитникам, кто не вернулся с поля боя!

    ОтветитьУдалить
  4. Добрый день! С праздником Победы, коллеги и друзья! Мира,Добра,Счастья!!! На следующий год обязательно пойду в колоннах Бессмертного полка Омска= найти бы только своего погибшего дядю... Хоть какие-то данные...

    ОтветитьУдалить
  5. Ирина Витальевна, С ДНЁМ ПОБЕДЫ!
    Спасибо за поэзию войны и о войне! Подборка замечательных стихов замечательных поэтов. Читала, пропускала через сердце. Да и по-другому нельзя. Не дай Бог повторения тех страшных дней! Я вспоминаю четверостишие Юлии Друниной:
    Я только раз видала рукопашный:
    Раз - наяву и тысячи - во сне.
    Кто говорит, что на войне не страшно,
    Тот ничего не знает о войне.

    ОтветитьУдалить
  6. Дорогие наши читатели, спасибо за добрые слова! Пишу один ответ на все комментарии, потому что в эти майские дни нас всех переполняют одни чувства и одни и те же эмоции!!! С праздником, дорогие! Пусть никогда не будет войны! Пусть ярко светит солнце над мирным небом нашей страны!!!

    ОтветитьУдалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете, КАК? Очень просто!
- Нажмите на стрелку рядом с окошком Подпись комментария.
- Выберите Имя/URL
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой.
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то,что хотели
- Нажмите Публикация
Спасибо!