четверг, 22 января 2015 г.

«И в город наш в те дни пришла свобода…»

      Бывают события, которые по истечению времени стираются из памяти людей и становятся достоянием архивов, а есть такие, значение которых не только не уменьшается со временем, а, напротив, с каждым новым десятилетием они приобретают особую значимость, становятся бессмертными.

     72 года назад, наш город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Первые бомбы упали в июле 1942 года, а седьмого августа враг ворвался в горящий Армавир. Кадры трофейной хроники запечатлели последний бой перед сдачей города, перед черными днями оккупации… А следом кадры нашей хроники… хроники счастливого освобождения…
За прошедшее время выросли поколения людей, знающих, о войне в основном по кинофильмам, где картинно сражаются и красиво погибают герои. Тем ценнее даже скупые свидетельства очевидцев.
«Зима 1943 г. была снежной, с крепкими морозами Буквально за километр ничего нельзя было увидеть. В такую погоду наш 25-й минометный полк вышел на подступы к Армавиру. Город был окутан дымом пожарищ. Наша разведка донесла о том, что в район аэродрома расположены запасы боеприпасов и горючего противника. Командир полка подполковник Михаил Матвеевич Родичев принимает решение произвести залп «Катюш» по аэродрому. Снаряды точно накрывают цель! Паника среди немцев поднялась невообразимая; начались огромной силы взрывы, которые вызвали пожар.
В ночь с 22 на 23 января мы прорвались в город и сосредоточились в районе пивзавода, ожидая свои тылы. Оставшиеся в живых горожане встречали нас восторженно. Обнимая и целуя бойцов, они сердечно делились с нами оставшимися продуктами. На город, мой родной Армавир, страшно было смотреть: кругом пепелища, груды развалин…»
А. Т. Блинов

«В 1942-1943 годах я жил со своей семьей по улице Ленина. Было мне около четырнадцати лет. Мы снимали квартиру в доме, хозяином которого был человек с именем Борис Артемович, по фамилии, кажется, Аракелов.
23 января наши войска освободили Армавир. Передовые части ушли дальше, а в городе разместились тыловые подразделения. В нашем дворе находились две походные кухни с конными упряжками и стояли два грузовика – «полуторки» С винтовочными патронами и гранатами.
27 января было солнечно и морозно. Время приближалось к полудню, когда послышался гул двигателей немецкого бомбардировщика Ю-88. Мы все привычно быстро собрались и вышли во двор. Там было довольно оживленно. Около нашего дома стояли пять или шесть солдат. Они курили, весело о чем-то разговаривали, смеялись. У кухонь собрались с котелками в руках солдаты, пришедшие из соседних домов за обедом.
Мы быстро прошли к щели, вырытой во дворе метрах в десяти от дома. Хозяин, оказавшийся в это время во дворе, освободил нам вход в укрытие от охапки хвороста и спустился в подвал под домом. Только – только мы разместились, как послышалось шипение, переходящее в свист, оно слилось длинной очередью зенитного пулемета, установленного на угловой сторожевой вышке, находящейся у тюрьмы, и тут же раздались взрывы.
В щель ударил горячий воздух, со стен обрушилась земля. И тут я вспомнил о младшем брате. О нем второпях забыли: ни в квартире, ни во дворе его не было, но он мог быть где-то на улице, недалеко от дома. Я освободился из земляного вала и выбрался наружу. Было дымно, горели автомашины, снег был засыпан комьями земли.
И тут я увидел брата. Он шел навстречу, плача и размазывая по лицу грязь и кровь. На лице его было множество ранок, вероятно, от мелких осколков стекла и штукатурки.
Во время бомбежки он находился на хозяйской половине дом и играл с внуком хозяина. По счастливой случайности ребята уцелели и сами выбрались из полуразрушенного дома…»
В. Ф. Сташкевич
«Немцы отступали, спешили, потому - что дела в Сталинграде были плохи и боялись оказаться в окружении. Отходили через Старую Станицу, где последние немцы и встретились с небольшими передовыми частями Красной Армии. Город бросили. Отступая, разбомбили масложиркомбинат, люди бегали с посудой разной с дороги собирали масло, которое текло вниз по улице. У нашей мамы до сих пор вкус масла с землёй остался. Всё что плохо лежало тоже растаскаскивалось отступающими фашистами, так пока соседка бегала по складам, бомба угодила в дом, где погибла вся семья. И бабушка всегда говорила, что лучше бедно, но живые…»
Автор воспоминаний неизвестен
«...Ясным морозным утром 24 января 1943 года долгожданные войска входили в город. Этот день трудящиеся Армавира не забудут никогда. Сколько было радостных восклицаний, крепких объятий, рукопожатий. На исхудалых лицах светилась не только радость, но часто и слезы. Одна из немолодых женщин сказала командиру:
– Не удивляйтесь, мы плачем от счастья, что вы прогнали проклятых фашистов. При них мы разучились улыбаться и смеяться.
Бойцов обнимали, целовали, не давали им пройти. Выносили на улицу столы, зазывали в дома, угощали, чем могли...»
Специальный корреспондент газеты «Известия»
«Армавир горел. Все до одного здания были взорваны. По центральным улицам нельзя было пройти. С крыш порывистый ветер разносил угли, горячее пламя за десятки метров обжигало так, что казалось, идешь вдоль открытых мартеновских печей. Пожалуй, Армавир – самый пострадавший город на Северном Кавказе…»
П. В. Кова, корреспондент «Союзрадио»
          За 165 дней оккупации и боев за город было убито 6680 человек, как мирных граждан, так и военнослужащих Красной Армии.
     Проходят зимы и весны, сменяются поколения жителей города, но по-прежнему, в январские морозные дни горожане приносят цветы к Вечному огню, символу памяти о тех грозных и тяжелых днях для Армавира.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете, КАК? Очень просто!
- Нажмите на стрелку рядом с окошком Подпись комментария.
- Выберите Имя/URL
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой.
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то,что хотели
- Нажмите Публикация
Спасибо!